Гегель, Георг Вильгельм Фридрих

Причины того, почему данный гениальный тип интеллекта не был ассимилирован человеческой мыслью в целом, нам еще предстоит узнать. При этом существует высший и универсальный гений - Гений Времени, который позволяет судить о сути и значении любых исторических достижений человеческого интеллекта. Философия Гегеля, как и его предшественников,"не отрефлектирована" до ее действительных оснований. Иначе говоря, эта философия не содержит оправданий самой себя, хотя Гегель именно на это и претендовал. Новый, будущий тип интеллекта должен включать оправдание самого себя. Не обосновывая главное основание своей философии - идею духовно-логической природы мира, идею"абсолютной логической идеи", Гегель тем не менее делает чрезвычайно интересную и во многом удачную попытку обоснования своей философии путем ее полного развертывания. Вся система философии Гегеля должна была выступать в качестве своего собственного обоснования. Важнейшим условием постижения мира Гегель справедливо считает выработку такого способа мышления, который позволит схватывать бесконечное. Все три предшествующих типа интеллекта"три отношения мысли к объективности" , по мысли философа, не способны схватить бесконечность и в связи с этим не поднимаются выше уровня рассудка.

/ _

Я отнюдь не является абстрактной всеобщностью, в которой, как таковой, нет никакого различия, никакого определения. Поскольку Я выступает как предмет Я, оно существует для него с этой стороны как то же самое. В другом оно созерцает самого себя. Этот момент необходим как и момент свободы самосознания внутри себя. Абсолютное равенство Я с самим собой по существу не непосредственно, но оно создается снятием чувственной непосредственности, [.

Так оно выказывает себя соответствующим своему понятию, и, благодаря тому что оно придает Я реальность, оно должно быть признано.

Насколько по-разному Гегель и Сартр говорят о человеке . живущего , Сартр приводит ощущения человека, стоящего на краю пропасти: страх.

Поэтому имеет место неопосредствованное отношение и противоположности — отношение к Единому в чистом мышлении и созерцании и абстрактное возвращение в себя, для — себя - бытие — соединены непосредственно. Страх перед господином есть основное определение этого отношения. Обычно существует дурной предрассудок против страха, как будто тот, кто испытывает страх, не хочет или не может представить себя как силу.

Но здесь речь идет не о страхе перед конечным и в частности перед конечным насилием. Конечное есть случайная сила, которая может прийти ко мне и повредить мне, даже если я и не испытываю страха; здесь же речь идет о страхе перед невидимым, абсолютным, являющимся противоположностью моего сознания, выступающим как сознание, направленное против меня как конечного, как сознание бесконечной самости.

Благое даря осознанию этого абсолютного как единственной, просто негативной силы всякая собственная сила исчезает; все принадлежащее к земной природе полностью погибает. В качестве абсолютной отрицательности по отношению к самому себе как человеку этот страх есть возвышение до сферы чистой мысли абсолютной силы Единого. И этот страх перед Единым есть начало мудрости, которая состоит в том, что особенное, конечное для себя уже не может иметь значения чего-то самостоятельного.

О реакционных социально-политических взглядах Гегеля

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли.

Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха. На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический. Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги.

.

Молодой Гегель — это мыслитель, которого занимают проблемы религии и того, что он называет позитивностью религии — иудейской.

Эти проблемы обсуждались и решались либо материалистически, либо идеалистически. Такое толкование человека имеет в философии Гегеля глубокое основание, ибо проистекает из существа и смысла его идеализма, из смысла его исходного философского понятия — из смысла абсолютной идеи, образующей в его философии то, что сам он называет субстанцией мироздания. Понятие мышления ярко выражает активную, деятельную природу разума, абсолютной идеи.

Мышление как деятельность есть познавательный процесс, процесс образования суждений, умозаключений, понятий. Здесь мы переходим непосредственно к понятию духа, ибо мышление, образование суждений, умозаключений, понятий есть духовная деятельность. Забегая вперед, можно сказать, что для осуществления деятельности духа, т. Пренебрежительно относясь к субъективно-идеалистической философии см.

Философия объективного идеализма давала Гегелю некоторую возможность избежать нелепостей субъективного идеализма. Уже Шеллинг выступил против того неглижирования природой, которое имело место егр;е в философии Фихте, и ратовал за спинозистское решение вопроса о соотношении природы и познания, правда, находясь в отличие от Спинозы, на почве объективного идеализма.

Шеллинг благодаря этому стал родоначальником новой философии природы

гегель о социальном страхе

Внимание автора сосредоточено не онтологической, а на антропологической проблематике. :"" -"" .

Гегель. Гегель (Георг-Фридрих-Вильгельм, – г.) . Культ состоит здесь в страхе Божием, в сознании своей несвободы, которое переходит в.

Глава 2 Трансгрессия в философии Г. Однако содержание от этого не меняется: Ницше употребляет и соответствующий немецкий глагол: В данном случае речь идет о самопреодолении, о трансгрессии самого себя. Тем не менее, и в том и в другом случае значимым моментом является то обстоятельство, что движение преодоления границ установленной определенности трансгрессия получает онтологический перевес над восхождением к высшим областям бытия, к метафизическому сверхчувственному миру трансценденцией.

Трансгрессия в онтологии Г. Гегеля [] Впервые опубликовано: Трансгрессия в философии Гегеля: Трансгрессия означает не только выход за пределы, но также нарушение, стирание границ — в этом ее принципиальное отличие от трансценденции. Деррида, родство концептов Гегеля и Батая носит формальный характер, в то время как содержательно снятие и трансгрессия значительно отличаются друг от друга. Жорж Батай и французская мысль середины века. Однако, несмотря на существенные различия, можно утверждать, что феномен трансгрессии составляет один из наиболее значимых моментов гегелевского учения:

Заметки о понятии страха в современной философии

Наука логики Гегель Так как истинная философия не берёт своего содержания извне, а оно само в ней создаётся диалектическим процессом, то, очевидно, началом должно быть совершенно бессодержательное. Таково понятие чистого бытия. Но понятие чистого бытия, то есть лишенного всяких признаков и определений, нисколько не отличается от понятия чистого ничто; так как это не есть бытие чего-нибудь ибо тогда оно не было бы чистым бытием , то это есть бытие ничего.

И Гегель знает это. Отсюда и происходит весь его вполне оправданный страх. Тезис переходит в антитезис, но обязательно опять.

страхов в диалогах с современниками Санкт-Петербург: По изначальной сути своей, , философия страхова чужда этим новациям. Сам он считал себя гегельянцем и действительно был, по характеристике Н. Однако в его исследованиях просматривается довольно глубокое влияние разных школ и идей неклассической философии. Мир, как единое, связное, стройное целое, имеет свою вершину и средоточие в мыслящем человеке.

Человек является непосредственным выражением и наглядным свидетельством цельности мира, — утверждает страхов, тем самым выводя свою философию на антропологическую орбиту. В размышлениях о месте человека во Вселенной интонации страхова идут резко вверх, становясь порой патетическими:

Немецкая классическая философия: Кант, Фейербах, Гегель и другие представители

В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы.

Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества. Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией.

Неверно думать, что храбрость и страх совершенно исключают друг друга. . Но Гегель лучше всех понимал, что без небытия нет становления. Страх.

Философские концепциии от античности до наших дней, непосредственно повлиявшими на искусство и определившими принципиально различные модели культуры. Стремясь опровергнуть философскую систему Гегеля, во введении к"П. Изложенное в форме трактата,"П. Это явно не классическая философия,"чьей сущностью остается имманентность, или, в греческих терминах, воспоминание".

Поэтому Кьеркегор обращается к так называемой"второй философии", сущность которой -"трансцендентность, или повторение". В действительности же, по мысли Кьеркегора,"грех по сути своей вообще не принадлежит какой-либо науке". Догматика выдвигает лишь само понятие греха, не исследуя то, каким образом человек его переживает. Догматика выявляет идею греха, а психология изучает его реальное воплощение.

Как отмечает Кьеркегор, психология занимается не возможностью греха, а его действительностью: Этику не заботит, как возник грех, за исключением того, что ей совершенно ясно, что грех вошел в мир как грех. Но еще меньше, чем о возникновении греха, этика беспокоится О скрытой эволюции возможности греха". Согласно Кьеркегору,"стало быть, понятие греха по сути не принадлежит никакой науке, и только вторая этика может рассматривать его проявления, хотя и не возникновение.

Начни же его рассматривать какая-либо иная наука, это понятие окажется искаженным". По Кьеркегору, всякий индивид есть часть человеческого рода.

Билеты - Ответы на вопросы по философии - файл 1.

Возникновение философии оракулов Глава Стирлинг Гегель, источник всего современного историцизма, был прямым последователем Гераклита, Платона и Аристотеля. Успех Гегеля невероятен и загадочен. Он мастерски владел логикой, для его мощного диалектического метода было детской игрой вынуть реального физического кролика из чисто метафизического цилиндра. Он даже осуществил дедукцию действительных положений планет, тем самым установив, что между Марсом и Юпитером не может быть расположена никакая другая планета1 к несчастью, он не заметил, что такая планета была открыта несколькими месяцами ранее.

Подобным же образом, он доказал, что намагничивание железа приводит к увеличению его веса, что ньютоновские теории инерции и гравитации противоречат друг другу конечно, он не мог предвидеть, что Эйнштейн отождествит инертную и гравитационную массы , и ему принадлежит много других положений такого же рода.

известнейший среди учеников Гегеля — фридрих фишер, автор чем глубже умеет трагедия затронуть нас страхом и состраданием в течеber das .

Философия Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Кьеркегора и заканчивается экзистенциалистской философией. Первые замечания, связанные с современной проблематикой страха, мы находим у Гегеля, положившего начало современной философии.

Господин победил раба и думает, что извлечет из победы абсолютное признание себя как господина, так как он одержал свою победу благодаря презрению к смерти, риску которой он подвергался до последней минуты. Однако, размышляет Гегель, предельная истина отношений господина и раба не такова. Будущее принадлежит рабу, а господство — это исторический тупик.

Что заставляет нас утверждать, что раб есть предельная истина господина? Господин не имел творческого опыта негативности, который пережил раб.

О страхе

Жизнь без страха не только возможна, а совершенно доступна! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни здесь!